Тимбилдинг с риском или экстремальные тренинги

Здесь статья Яны Аржанова, для «Бизнес-журнала Онлайн»

В этой статье я даю свои комментарии в качестве эксперта

Тимбилдинг с риском

news-3320-3184В БИЗНЕСЕ НЕКОТОРЫХ КОМПАНИЙ ИНОГДА НАСТУПАЕТ МОМЕНТ, КОГДА БЫСТРО СПЛОТИТЬ КОМАНДУ И НАЛАДИТЬ ЭФФЕКТИВНЫЕ ВНУТРЕННИЕ КОММУНИКАЦИИ ПОМОГАЮТ ТОЛЬКО НЕСТАНДАРТНЫЕ ТРЕНИНГИ И ИГРЫ.

Еще лет шесть–семь назад сегмент так называемых экстрим-программ выглядел на российском рынке корпоративных тренингов довольно экзотически. Да, специ­фическая ниша постепенно заполнялась — как игроками, так и весьма неожиданными предложениями. Но большинство потенциальных заказчиков пребывало в недоумении. Зачем отправлять сотрудников на какие-то «веревочные курсы» в лесу? В чем смысл совместного покорения горных вершин и рискованных сплавов на байдарках, да вдобавок за счет предприятия? Еще труднее было понять, зачем компаниям был необходим именно такой формат «обучения и развития». Неужели не хватает традиционных аудиторных тренингов?

Ассортимент предложений до сих пор обширен, однако трудно утверждать, что интерес к «экзотике» заметно возрос. Да и сам по себе термин «экстрим-тренинг», как говорит директор по развитию ГК «Институт Тренинга — АРБ Про» Мария Велли, ныне встречается гораздо реже: «Сегодня HR-эксперты скорее склонны говорить просто о тренингах формирования команды (teambuilding) и об обучении вне аудитории — с выездом за город или в специально организованные экспедиции». По словам Марии, подобных запросов нынче стало раза в четыре меньше, чем в докризисные годы: «Мода на тренинги формирования команды поутихла. Однако интерес к ним остается стабильным. Нужно сказать, что такой формат обучения занял свою нишу. В России пропорция тренингов по командообразованию стала примерно такой же, как в мире».

Вне зоны комфорта

Международная Ассоциация профессионалов развития личности предлагает своим участникам использовать в рекламных материалах тренингов специальные квалификационные значки, которые различаются по цвету. Зеленый указывает на мягкий и бережный тренинг, желтый — на сбалансированный, с умеренной нагрузкой, а красный сигнализирует об экстремальном формате для заранее подготовленной аудитории. В онлайн-энциклопедии практической психологии Psychologos.Ru смысл и задача экстремальных тренингов трактуются так: «В жизни человека бывают различные жесткие и экстремальные ситуации. И ошибаться, «наступать на грабли» в этих ситуациях оказывается очень болезненно. Отличие же тренинга в том, что сами ситуации — учебные, а «грабли» — резиновые».

Участниками таких мероприятий обычно становятся топ-менеджеры, руководители или представители линейного персонала, отличившиеся при выполнении должностных обязанностей. В среднем количество участников колеблется в пределах 20 человек.

Нестандартная, специально смоделированная для участников тренинга ситуация призвана заставить людей пережить яркие эмоции, получить незабываемые впечатления, а попутно — вывести взаимодействие в команде на качественно иной уровень. Логика в этом есть. Оказавшись вне зоны комфорта, люди в силу возможностей пытаются преодолевать возникающие барьеры и интуитивно пробуют на вкус новые модели поведения. В то же время границы экстрима в тренингах или играх всегда индивидуальны. «Экстрим для бухгалтерии и экстрим для молодых управленцев — это совершенно разные понятия, — уточняет тренер-консультант Александр Науменко из «Лаборатории команды». — Сам формат можно применить для всех. Разница будет заключаться только в том, нанимать или нет носильщика рюкзаков для людей, поднимающихся в гору». Однажды «Лаборатория команды» разработала для очередного клиента зимнее мероприятие. Маршрут требовалось пройти на снегоходах, а в процессе команду ожидали разного рода неприятности вроде поломки транспортных средств.

Так вот, участниками приключения оказались… исключительно девушки, сумевшие вполне мужественно справиться со всеми задачами.

СМЫСЛ ЭКСТРИМ-ТРЕНИНГА В ТОМ, ЧТОБЫ НАУЧИТЬ КОМАНДУ РАБОТАТЬ В ЖЕСТКИХ СИТУАЦИЯХ. ОКАЗАВШИСЬ ВНЕ ЗОНЫ КОМФОРТА, ЛЮДИ В СИЛУ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ПЫТАЮТСЯ ПРЕОДОЛЕВАТЬ ВОЗНИКАЮЩИЕ БАРЬЕРЫ И ИНТУИТИВНО ПРОБУЮТ НА ВКУС НОВЫЕ МОДЕЛИ ПОВЕДЕНИЯ

«Экстрим-тренинги проводятся для того, чтобы команда, совместно проходящая все испытания в игровой форме, сплотилась, — объясняет гендиректор компании «Приключенческие гонки» Андрей Овчинников. — В данном случае мы имеем все возможности для достижения ключевых целей, обозначенных в классическом американском тимбилдинге. Во-первых, улучшить коммуникации среди сотрудников, так как экстремальные тренинги учат людей договариваться друг с другом. Во-вторых, выработать общее стремление к результату, избавиться от узости мышления. В-третьих, распределить роли, что особенно важно для проектных команд. Наконец, бросить вызов самим себе, постараться переломить себя и сделать то, что ранее казалось невозможным. В формате веревочного курса такой вызов — это прыжок с возвышенности на трапецию, ходьба на высоте 12 метров над землей, падение на руки своим коллегам».

Некоторые тренеры считают, что корпоративные мероприятия с экстрим-элементами могут служить инструментом для внутреннего пиара. Директор по развитию Squadra Алексей Шалаев приводит в пример организацию, где участие в подобного рода мероприятиях рассматривается как бонус для особо проявивших себя сотрудников. Так «награждают впечатлениями» — в виде поездок на Байкал, в Карелию, путешествий на яхте.

В портфолио Squadra обнаруживаются и в меру экстремальные походы на Алтай, не требующие опыта в скалолазании и изматывающего преодоления расстояний. Зачем ехать в Западную Сибирь? Для того чтобы назвать покоренную безымянную вершину своим именем. «У нас был такой поход с одной крупной страховой компанией, — вспоминает Алексей Шалаев. — Туда как раз пришел новый генеральный директор, увлекающийся подобного рода времяпрепровождением. Он повел свою команду на Алтай, и они все вместе покорили вершину». По мнению Шалаева, компаниям иногда важно вырываться из стен офиса, чтобы коллеги имели возможность иными глазами посмотреть друг на друга, получить опыт совместной деятельности в нестандартных условиях. Они невольно снимают маски, становятся понятнее и ближе друг другу.

Заказчики тренингов с экстрим-составляющей обычно понимают, куда и зачем они отправляют свою команду, поскольку от этого понимания практически полностью зависит результат и эффективность тимбилдинга. С действенностью такого подхода соглашается Елена Семенова, заместитель генерального директора по вопросам управления персоналом компании «Информзащита»: «На мой взгляд, использование экстремальных тренингов должно иметь под собой серьезное основание, а риски необходимо просчитать до мельчайших деталей. Все дело в том, что последствия таких тренингов могут быть непредсказуемыми — начиная с возможного сопротивления сотрудников и заканчивая дискредитацией самой идеи развития. В своей карьере я сталкивалась с ситуациями, когда применение экстремальных тренингов было актуально. Чаще всего они сводились к необходимости сформировать управленческую команду в жестких временных рамках или при наличии внутреннего конфликта». Однако «Информзащите» до сих пор удавалось решать проблему с помощью традиционных инструментов, которые, как уточняет Семенова, логичнее укладываются в бизнес-формат компании и не расходятся с ее этическими соображениями.

Бесценная практика

Эксперты не решаются оценивать долю сегмента, к которому относятся проекты категории «тимбилдинг», в том числе и с элементами экстрима. «Проблема в том, что истинный объем рынка услуг в области обучения и развития размыт, — признается Мария Велли. — Кроме того, проекты классического тимбилдинга и мероприятий outdoor-формата часто попадают в разные статьи бюджета. Например, корпоративный праздник с элементом тимбилдинга может быть статьей затрат отдела маркетинга. В то же время аналогичный проект нередко становится элементом модульной программы развития кадрового резерва — и уже попадет в статью расходов на обучение и развитие персонала».

В 2008 году, в разгар кризиса, многим компаниям приходилось ужимать бюджеты на обучение и развитие персонала, ограничиваться самыми необходимыми тренингами, проводимыми зачастую собственными силами, без привлечения внешних провайдеров. Игры с элементами экстрима в такой ситуации, с одной стороны, выглядели излишеством. Но с другой — могли выступить эффективным инструментом укрепления командного духа и повышения лояльности персонала в трудное время.

Александр Науменко уверяет, что в кризис резкого падения спроса на экстрим-тренинги «Лаборатория команды» не ощутила. Возможно, потому что в базе клиентов было немало крупных компаний, которые, несмотря на кризисную нервотрепку, все-таки готовы были тратиться на тимбилдинг, чтобы выработать у сотрудников умение принимать решения в быстро меняющихся условиях.

bkb1-300x225Бизнес-тренеру Надежде Бон­да­ренко в 2009 году пришлось учить людей, потерявших работу и пребывавших в состоянии стресса. Им было предложено… зарабатывать деньги по собственным бизнес-планам на улицах Москвы. Курс под названием «Социальное предпринимательство» стал частью программы по переквалификации безработных.

— Мне было необходимо создать такую мотивацию, при которой люди были бы вынуждены сделать то, на что они не решаются, — рассказывает Бондаренко. — Когда мы начали обсуждать варианты, дискутировать, учиться работать в команде, я заметила, что некоторые боялись даже прикасаться к деньгам. В первый день проводилась теоретическая подготовка, обучение основам проект-менеджмента, а следующий ушел на шестичасовую практику за пределами помещения. И мне вдруг позвонил взволнованный завуч колледжа, на базе которого реализовывалась программа, и задал вопрос: «Что за тренинги вы устраиваете? Ваших учеников только что задержала милиция на Красной площади! Они продавали какие-то воздушные шарики с пожеланиями». Оказалось, что «начинающие предприниматели» в промоцелях нарядились в яркие костюмы, чем привлекли внимание не только покупателей, но и сотрудников правоохранительных органов. История, к счастью, закончилась благополучно.

По словам Надежды, этот двухдневный тренинг позволил смоделировать ситуацию, при которой люди создавали собственные бизнес-проекты и пытались получить с них прибыль. При этом участников не пришлось вывозить на природу, заставлять прыгать с парашютом или проходить веревочный курс. Достаточно было создать ситуацию неопределенности и риска, убрать некоторые условия, чтобы человек потерял опору и «открыл» в себе навыки, которые ранее не применял.

Для компаний экстрим-мероприятия — продукт «штучный», индивидуальный и дорогой, утверждают игроки рынка. В то же время конкретные цены они называть не решаются. Говорят, программа всякий раз адаптируется под задачи заказчика, с учетом сферы его деятельности. К тому же нередко место проведения мероприятия переносится за границу, так что итоговая стоимость складывается в зависимости от различных дополнительных факторов. На сайтах тренинговых агентств прайс-лист искать бесполезно. Всем желающим просто предлагается оставить заявку.

Стоит отметить, что рынок outdoor-тренингов начиная с середины 2000-х активно осваивают и ивент-агентства, часто предлагая облегченные варианты тимбилдинга с приятными составляющими вроде ужина у костра, шашлыков, барбекю и песен под гитару. Но такие форматы больше напоминают корпоративные праздники и отдых, нежели командообразующие тренинги. Покорение Килиманджаро, рыбалку в ЮАР и джип-экспедиции топ-менеджменту с удовольствием обещают туристические агентства, развивающие экстрим как одно из направлений. Цена пакета услуг — в среднем от 1 100 евро на человека без учета авиабилетов.

Вопрос эффективности

В начале 2012 года Vodafone UK совместно с исследовательской компанией YouGov провела опрос среди сотрудников, чтобы выяснить, как они сами оценивают эффективность тимбилдингов. Результаты оказались неожиданными: 54% опрошенных честно признались, что мероприятия никак не повлияли на их взаимоотношения с коллегами. Только 26% респондентов отметили положительный эффект. Самыми неэффективными программами были названы прыжки с тарзанки, сплавы по реке, а также передвижение с завязанными глазами и падение спиной на руки своим коллегам. Зато этим активностям противопоставлялись волонтерство и благотворительность.

ЭКСТРИМ-МЕРОПРИЯТИЯ — ПРОДУКТ ШТУЧНЫЙ И ДОРОГОЙ. ОБЫЧНО КОМПАНИИ-ОРГАНИЗАТОРЫ ВСЯКИЙ РАЗ АДАПТИРУЮТ СЦЕНАРИЙ И ПРОГРАММУ ПОД ЗАДАЧИ ЗАКАЗЧИКА С УЧЕТОМ СФЕРЫ ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В России подобные опросы не проводились, но тренеры, анализируя поведение и поступки людей во время таких мероприятий, утверждают: им удается вынести много полезной для кадровиков информации.

«На рабочем месте сотрудники часто действуют «по шаблону», контролируют свое поведение и эмоции, — говорит Андрей Овчинников. — А тут многое проясняется, становится очевидным. Иногда перед выполнением какого-либо препятствия группа, пытаясь договориться, начинает банально выяснять отношения. На двухдневном тренинге, например, достаточно дать на один завтрак меньше или запланировать подъем на пару часов раньше, как возникает много ссор и недовольства. Как это ни странно, но часто в экстремальных ситуациях спокойные с виду люди неожиданно ярко проявляют себя. Нередко оказывается, что они решают ключевые задачи за тех, кто считается в компании «звездами».

В последние три года организации, занимающиеся тимбилдингами, стали предлагать заказчикам квесты, участникам которых приходится разгадывать многочисленные загадки, проявляя эрудицию, и перемещаться по точкам заданного маршрута. Эти мероприятия могут проводиться на различных открытых площадках: в парках, лесах, на заброшенных заводах, да и просто на улицах города. По желанию клиента проведение квеста может быть перенесено за границу. Игроки рынка не скрывают, что разработка и проведение таких приключений довольно затратны. Важно и то, что каждый квест неповторим, а идеи не тиражируются.

Алексей Шалаев считает, что квесты как сегмент тимбилдинга будут развиваться и дальше, однако, помимо него, заказчики все больше интереса будут проявлять к программам, предлагающим участникам кардинально изменить род деятельности, «примерить» другую профессию. В этом смысле весьма интересны эксперименты, в рамках которых людям из сферы, не имеющей ничего общего с искусством и творчеством, приходится перевоплощаться, например, в цирковых артистов. У Squadra уже есть опыт проведения подобного мероприятия для металлургов и энергетиков. Тогда людям даже пришлось выступать перед настоящими зрителями, чего они абсолютно не ожидали.

В августе команда Squadra вернулась из пятидневного путешествия на легендарном паруснике «Крузенштерн» со студентами Сколкова. «У нас была запланирована программа «Лидерство в условиях неопределенности», которая сочетала в себе элементы тренинга и активного труда, — вспоминает Алексей Шалаев. — Мы проводили параллели с тем, что происходит на корабле и в жизни. На протяжении этого периода люди не имели доступа к мобильной связи, жили в кубриках, питались в столовой, изучали устройство судна и проходили деловые программы». Студентам Executive MBA пришлось на несколько дней войти в роль простых моряков. Несмотря на то что сама обстановка была довольно-таки спокойной, за исключением качки и сильного ветра, несколько человек, по признаниям Шалаева, выходили из жилых помещений судна крайне редко.

Размышляя о ближайших перспективах рынка, Мария Велли не ждет сколько-нибудь существенных изменений: «На мой взгляд, потребность останется на прежнем уровне и будет зависеть от задач, которые ставит перед собой конкретный бизнес».

Однако на повестке дня остается вопрос о том, какие еще экстрим-продукты провайдеры будут готовы предложить клиентам, когда те набегаются в квестах и устанут от покорения горных вершин.

Автор: Яна Аржанова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля к заполнению*

*

Нажимая на кнопку «Отправить комментарий», вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Телефон: +7 (925) 116-01-02
ИНН 7728620620 КПП 772801001
117133 г. Москва, ул Теплый Стан, д 21, корп 5